Со стиснутыми зубами

Начиная с октябрьских праздников и чуть ли не до конца ноября стрелковые батальонов пробивались к берегам реки Тосны. У нас, армейских саперов, стояли наготове в деревне Корчмино большущие баржи с мостовыми надстройками на них. Предполагалось протащить буксиром эти баржи вверх по Неве, затем втянуть их в устье реки Тосны, там сомкнуть мостовые секции – вот и готова переправа для войск.

Шагайте, братцы, дальше, рвите кольцо.

С первого раза наши стрелки к реке не пробились, и баржи пока что стояли в Корчмине. Со второго раза – тоже не удалось. И дальше уже не было атак в точном смысле слова – просто бойцы продвигались по метру вперед, выжимая немцев. Без криков «ура» (какое уж тут «ура», если все время стиснуты зубы!). Молча. По большей части – ползком. От одной воронки, быстро наполнявшейся водой, до следующей, совсем свежей, еще дымящейся, как будто бы теплой.

Едва ли не на каждом метре оставался убитый или раненый. Наша Нина Крылова, очень красивая и милая девушка, не зная отдыха перевязывала своих и «чужих» раненых. А потом и сама там осталась. Застыла на первом ноябрьском морозе ее молодая красота. Она так хорошо читала бойцам своей второй роты стихи Пушкина и Блока, наша Нина Крылова. К ней так заботливо, по-братски относились молодые и пожилые солдаты. Когда ее хоронили, один молодой боец заплакал и ушел с похорон…

А к берегу реки Тосны все продвигались и продвигались изможденные, почерневшие люди со стиснутыми зубами. Им, наверное, чудилось, что там, за рекой, уже простор.

Большая земля. Эшелоны с продовольствием стоят и дымят там, вдали, в ожидании зеленого света. Там сама Россия, протянувшая к нам свои щедрые руки … Оттуда, как говорят, пробивается к нам навстречу свежая армия.

В некоторых местах оставалось до берега 30 метров. Саперы перемещались с пехотинцами. Вместе с ними ползли к берегу, чтобы подготовить место для переправы и закрепить минированием фланги… Очень тяжело ранен комсорг-2 Миша Павлов – парень, для которого не существовало слов «не могу», «невозможно». А сколько еще других! … Командир нашей роты, ленинградский архитектор Любош, в каждом донесении пишет об отличившихся на поле боя саперах, и в конце концов, отличившихся станет столько, сколько числится людей в роте по последней строевой записке…

Итак, до реки 30 метров.

К саперам в Корчмино опять летит команда: приготовиться! К баржам направляются буксиры. В последний раз играют атаку «адские машины» – так пока что называются впервые появившиеся на нашем участке фронта гвардейские минометы, будущие «катюши». Они очень сильно обнадежили нас своим всесокрушающим огнем по площадям. В их отрывистых песнях нам уже чудились мотивы и ритмы победного гимна…

Но сегодня у нас просто не хватает сил. Ни внутри кольца, ни снаружи. Нет больше продвижения. Нет плацдарма. Нет переправы. Россия стоит вдали с протянутыми к нам руками. В них хлеб и жизнь. Но мы еще не можем до них дотянуться. Нам остается пока лишь одно: после этих боев получать в день 150 граммов хлеба и 75 граммов сухарей. Да стиснуть еще крепче зубы.

Оставьте комментарий