Сталинградский солдат

Пришлось мне как-то проехать в кабине одного хорошо обжившегося на войне шофера. Оказалось, что он воевал под Сталинградом. Какими путями он попал после этого к нам, на Ленинградский фронт, я его расспрашивать не стал, но о том, как у них было там, под Сталинградом, узнать, конечно хотелось. Шофера не пришлось просить – он и сам рад порассказать об этом.

– Когда у нас там началась артподготовка, то даже мы, бывалая шоферня, не могли понять, откуда что взялось, – говорил он. – Каждый метр земли чем-нибудь да стрелял. До этого была зима, а после подготовки – настоящая весна: вся степь черной сделалась, как будто ее вспахали…

Он сидел за рулем в ватничке, для шофера довольно таки чистом, а на сиденье у него был расстелен мехом вверх полушубок – прямо как звериная шкура в кабинете какого-нибудь графа. Сбоку висела сумка от противогаза, набитая наверняка полезными и необходимыми вещами; думаю, там хранился даже небольшой запасец продовольствия на самый черный день, по крайней мере – хлеб, очень дефицитный в этом наступлении. Карабин был прилажен тут не хуже, чем в пирамиде. Сам воздух в кабине показался мне с мороза почти домашним; здесь пахло не только бензином, но и овчиной, ружейным маслом, махоркой.

Ехал шофер как будто не глядя и не раздумывая. Он уже давно включился в эту движущуюся сомкнутую цепь машин, и теперь все здесь совершалось само собой: тронется передняя машина – и тотчас же чутко среагирует на это движение наш ЗИС, прибавят впереди газу – прибавит и он, резко впереди остановятся – стоит и он. Все, само собой.

– Едешь, бывает, под вечер, – продолжает он рассказывать о сталинградском, – видишь – впереди деревня, подъезжаешь – разбитые танки и машины. Население этой деревни тут же валяется – битые немцы…

Слушать его интересно. Отчетливо видится зимняя степь, превращенная за несколько часов в весеннюю, распаханную; зимняя вечерняя дорога – и «деревня» подбитых танков впереди… Или у этого шофера врожденный дар рассказчика, или надо обязательно увидеть и пережить такое же, чтобы сами собой приходили к тебе такие «рисующие» слова…

Оставьте комментарий