Языковой барьер и прочие особенности, с которыми встречаешься при поездке на китайский остров Хайнань

Приезжая на китайский остров Хайнань, российские туристы встречают там некоторые особенности, характерные и для самого Китая, и для курортной зоны, расположенной в городе Санья. При этом разницы нет, какова цель тура: познавательный он, или – это пляжный отдых. Общение с местными жителями происходит во всех случаях.

Китайский остров Хайнань. О пользе песни «Катюша», русских медведях и мнениях китайцев о руссо-туристо

Независимо от цели поездки, всегда хочется получше узнать и город, и тех, кто в нем живет. К сожалению, сделать это порой мешает языковой барьер. Практически не помогает и знание английского языка. Китайцев, знающих несколько десятков английский слов, найти трудно. Возможно, исключение составляют полицейские. По крайней мере, какая-то их часть.

Автору этих строк, как и другим российским туристам, пообщаться с полицейскими не удалось. Блюстителям порядка, как сообщила гид, дано указание – на российских туристов внимания не обращать. Результат – полицейские смотрят на руссо-туристо, как на пустое место.

В городе можно встретить китайцев, знающих русские слова, и даже умеющих хоть чуть-чуть изъясняться по-русски. Правда, их мало.

Китайский остров Хайнань. Бар в отеле.
Китайский остров Хайнань. Бар в отеле.

Если говорить об отношении китайцев к гостям из России, то встретить с их стороны даже оттенок недоброжелательности не приходилось. Наоборот, всегда присутствуют доброжелательность и интерес. Нередки случаи, когда китайцы просят разрешения сфотографироваться с русским. Отказывать им в этом не надо. Наоборот, сфотографировавшись, желательно протянуть свой фотоаппарат, чтобы сделать такой снимок и для себя. Такой поступок вызывает у китайцев чувство уважения к российскому туристу.

По какой-то причине среди местных жителей ходят слухи, что в России медведь является домашним животным. Если при общении в Санье с кем-то из местных жителей, или приехавших на отдых с материка, возникнет такой вопрос, лучше не отказываться. При положительном ответе уровень уважения существенно поднимется.

Как-то сидели мы на территории отеля у бассейна. В нем, неподалеку от нас, плескалась китайская семья. Наверное, мы чем-то заинтересовали купающихся. К сожалению, наш словарный запас на китайском ограничивался лишь: «Сесе» – спасибо, «Нихао» – здравствуйте, «Хао» – хорошо, «Бухао» – плохо. Китайцы на русском и этого не знали.

Вспомнив, что в Китае любят нашу песню «Катюша», начал ее напевать. Уже со второй строчки со мной пела вся китайская семья. К счастью, знаю эту песню полностью. К моему удивлению, китайцы тоже знали все слова. Интересно, как им удалось их запомнить?

Если поедите на китайский остров Хайнань, обязательно выучите слова «Катюши». При случае эффект получится отличный. По крайней мере, так было у нас. К сожалению, дальше этой совместно исполненной песни общение у нас не продвигалось.

К счастью, подошел какой-то наш мальчик. На вид ему было лет четырнадцать. Не спрашивал, откуда он знает китайский язык. Его помощь помогла обеим сторонам.

Китайцы интересовались, правда ли, что у каждого третьего русского дома живет медведь? Чтобы не подводить земляков, я ответил утвердительно. При этом наш юный переводчик уточнил, что такой вопрос задают регулярно. Далее китайцы поинтересовались, есть ли медведь у меня дома? «Да», – ответил я. Китайцы притихли. Глава семейства, вероятно, дедушка, вылез из бассейна и задал вопрос по поводу размеров моего медведя, показав при этом примерно полуметровую высоту. Услышав мой ответ, переведенный мальчиком, в котором я сообщил, что медведь, встав на задние ноги, будет выше меня, вся китайская семья замерла в восхищении.

Дня через два юный российский турист, выполнявший у бассейна роль переводчика, удивил нас и ввел в недоумение. Мы шли по какой-то второстепенной улице группой численность человек двенадцать. Целью похода был небольшой рынок, обнаруженный кем-то из руссо-туристо накануне. Перед нами бежал китайский мальчик. Он постоянно оборачивался и что-то кричал.

– Говорит, – перевел наш юный путешественник, – что мы все на одно лицо.

Вот это да! А я до того дня был уверен, что мы все разные, а китайцы похожи друг на друга, как капли воды.

Чтобы понять друг друга, иногда хватает двух слов и жестов

Конечно, описанный случай можно отнести к разряду анекдотических. Рассказал о нем для того, чтобы охарактеризовать отношение китайцев к гостям из России. Не было случая, чтобы китаец или китаянка не пытались помочь, попавшему в затруднение российскому туристу.

Попали мы как-то с женой в большой магазин. Первый этаж здания занимал рынок, мы там ананасы покупали и прочее, пока не нашли места, где можно все приобрести дешевле.

Китайский остров Хайнань. Движение на городских улицах интенсивное.
Китайский остров Хайнань. Движение на городских улицах интенсивное.

В магазине мы пошли разными путями. Жене были нужны какие-нибудь фрукты, я просто осматривал все подряд. Довольно быстро добрался до спиртных напитков. Бутылками всех мастей и размеров были заставлены полки, начиная от пола и до высоты более двух метров. В длину винная витрина была метра четыре.

Попробовать спиртное в чужой стране – эта для российских туристов нечто вроде святого дела или почетного долга. Но ведь хочется купить то, что лучше. Как это сделать?

На всех бутылках кроме иероглифов не было ничего. Впрочем, были еще и градусы. Я стоял и осматривал этикетки. Все они были довольно привлекательными, но, что собой представляет содержимое посудин? К счастью, мимо проходили китаец с китаянкой.

– Хао? – показал я на первые попавшиеся бутылки.

Китаец сделал жест, выражающий отрицание и, указав на ряды выше второго или третьего, жестом сообщил, что «Хао» находится, начиная с этого уровня.

Взяв на пробу несколько «Хао», я отправился искать в магазине жену. К тому времени она уже запаслась какими-то фруктами и мы, купив по дороге контейнеры с едой, отправились в отель.

Вечером на территории отеля, приобретенные мною напитки, были продегустированы нашими новыми знакомыми. По собственной простоте я дал подробную информацию о месте, где все это можно приобрести. Через три дня понял, что зря это сделал. Новые знакомые, вероятно, распространили информацию. Хорошего «Хао» на полках не было. Впрочем, мне удалось найти в другой большой торговой точке такой же хороший выбор. Не откладывая на потом, сразу купил столько, сколько можно было увезти вдвоем в багаже.

Китайский остров Хайнань. Еще один пример преодоления языкового барьера

Второй случай внимательного отношения к российским туристам произошел в некоем подобии уличного кафе. Вообще-то, до кафе той забегаловке было далеко. Это была просто секция какого-то строения, имевшая три стены. Вероятно, пустое пространство на ночь закрывалось какими-нибудь металлическими рулонными воротами. Здесь просто стоял котел, нагреваемый газовой горелкой. В нем один из китайцев готовил что-то вкусное. Шагах в семи стояла застекленная витрина, в которой была выставлена готовая еда в довольно широком ассортименте. Покупатель просто показывал, что ему нужно, работники накладывали это в пенопластовые контейнеры. В довесок к выбранному давали полный контейнер риса.

«Сколько это стоит»? – спрашивали мы у работающего здесь китайца по-русски, жена – по-английски, я – по-немецки. Работник, вероятно, понял нас сразу, но ответить вразумительно у него не получалось. Изъяснялся он только по-китайски.

Вспомнив, что в таких случаях продавцы в Таиланде пишут цену на калькуляторе, я предложил китайцу сделать то же самое. Чтобы до него быстрее дошло, к слову «напиши» я добавил понятный жест. Сделал вид, словно набираю пальцем стоимость на калькуляторе.

Если бы вы видели, как обрадовался китаец! Буквально бегом он бросился к столу, там, на клочке бумаги, старательно что-то написал. Вернулся, показал нам.

Китайский остров Хайнань. Иногда на улицах города Санья можно увидеть и такую картину.
Китайский остров Хайнань. Иногда на улицах города Санья можно увидеть и такую картину.

Не знаю, как охарактеризовать то состояние, в каком я оказался, увидев написанное. Получилось нечто среднее между нирваной, ступором, безысходностью и еще чем-то. На бумаге были изображены три весьма сложных иероглифа.

Конечно, выход из затруднительного положения мы бы все равно нашли. Можно было просто подать купюру в сто юаней и получить сдачу. Но тут вернулась уходившая в подсобное помещение китаянка. Не знаю, может быть, она уже встречалась с иностранцами, а может быть, просто оказалась сообразительнее. Догадавшись, в чем дело, она достала из кармана калькулятор, набрала нужное, показала нам. За двоих нам нужно было уплатить всего тридцать юаней.

Обратная дорога, как и всегда, прошла без приключений. Правда, около десяти минут нам приходилось идти по проезжей части, потому, что тротуаров на одной из улиц не было. Но так поступали и китайцы. На этой улице нам удалось встретиться с еще одной местной особенностью. Не знаю, может быть, так предусмотрено правилами, но автобусы почему-то останавливались в два ряда, перегородив обе полосы. Другие водители, не обращая внимания на две сплошные желтые линии, выезжали на встречку, чтобы объехать препятствие.

И еще одна местная особенность, встреченная нами на пути. На улице, параллельной пляжной, напротив входа в наш отель мирно паслись китайские коровы. Уж и не знаю, случайность это или таков в Китае обычай.

Экзотические блюда, продавцы жемчуга и некоторые особенности местных жителей

Доброжелательность по отношению к российским туристам можно почувствовать не только при общении с простыми китайцами. Администрации отелей, сотрудники всех фирм, работающие в турбизнесе, всегда стараются оказать нашим путешественникам помощь. Так, в медицинском центре китаец и китаянка, занятые приемом пациентов, довольно сносно изъяснялись по-русски. То же самое было на чайной фабрике и в других местах.

Что касается отеля, то в имевшемся в нем баре меню было продублировано на русском языке. Правда, попробовать большинство блюд мы не решились. Почему? А как вы отнесетесь к копченым куриным ногам, с которых даже когти не сняты? Или вот такая экзотика «Пикантные рыбьи желудки на сковородке».

Не знаю, может быть, у кого-то другие понятия, но только у меня ценности несколько устаревшие. Как у героя повести Гоголя «Мертвые души» Собакевича. Помните? «Ты мне лягушку хоть сахаром облепи, я ее все равно в рот не возьму».

А еще администрации отелей проявляют заботу по обеспечению безопасности туристов, приезжающих из России. Так, на калитке, по которой можно было выйти с территории отеля и направиться на пляж, были размещены таблички, предупреждающие путешественников о том, что им следует быть осторожнее. Правда, перевод с китайского на русский оказался довольно своеобразным.

Советы отель в водах вблизи моря сложной общественной безопасности, внимание!!!

Сообщало одно предупреждение. Второе гласило:

Внимание!!! С учетом безопасности и общего пляжа за свой поступок нести ответственность!

Китайский остров Хайнань. Город Санья. Парк "Олень поворачивает голову".
Китайский остров Хайнань. Город Санья. Парк “Олень поворачивает голову”.

Согласитесь, понять смысл написанного довольно не просто, но сделать это можно. В первом случае, вероятно, речь идет о том, что море может быть опасным. Во втором предупреждение туристам, чтобы они на пляже не вели себя плохо.

Не знаю, как оценили предупреждающие таблички остальные российские путешественники, но вели они себя хорошо и на пляже, и в других местах. Перейдя улицу, отделяющую отель от пляжа, у широкой лестницы наши женщины покупали у китаянок, одетых в соответствующую требованиям, существующим у мусульман, жемчуг. (В Китае кроме буддистов, христиан, есть и мусульмане). За ним, наверное, уже давно никто не ныряет на морское дно. На острове, как и в других местах, существуют фермы, где выращивают моллюсков, в раковинах которых образуется жемчуг.

– Не торопитесь, – порекомендовал нам Ваня, называющий себя русским именем китаец, прекрасно говоривший по-русски и оказывающий услуги российским туристам, – подождите, когда они бетеля нажуются, цену можно будет вдвое сбавить.

Бетель – это, как нас проинформировали, плод какого-то тропического растения. Плоды похожи на маленькие бананы. Вещество, находящееся в них, – нечто вроде слабого наркотика. Жевать его не запрещено. В городе бетель продают, можно сказать, на каждом углу. Как-то, проходя мимо такой торговой точки, обратил внимание на цену. Целлофановый пакет стоил десять юаней.

Жемчуг у нажевавшихся бетеля китаянок мы и в самом деле купили в два с лишним раза дешевле первоначальной цены. Улыбающаяся неизвестно чему продавец сама сделала нам скидку, поскольку мы взяли сразу несколько ниток. Кажется, мы отдали две тысячи юаней за десяток. Это чтоб всем родственникам и знакомым хватило. Вот таким остается в памяти китайский остров Хайнань.

Похожие истории:

Добавить комментарий

Войти с помощью: