Ночной рейс

Пассажиров было немного, человек пятнадцать. Каждому досталось по целому диванчику и все, едва только автобус покинул территорию автовокзала, не сговариваясь, откинули спинки сидений, поудобней устроились, чтобы этот долгий ночной путь из города Т в город Б прошел незаметно. Кто-то почти дремал. Кто-то смотрел вперед на бесконечную ленту черного асфальта, терявшуюся далеко в темноте, где ее уже не выхватывал свет фар и откуда время от времени показывались фары встречных машин.

Так прошел час. Заканчивался второй, когда, наконец, автобус сделал первую, полагающуюся по расписанию остановку. На площадке у придорожного кафе с «дежурным» названием «У Сергея» было пусто. Большинство проезжающих останавливались дальше к Западу, где помимо кафе была еще и большая автозаправочная станция, и автосервис, и даже пост ГИБДД. Именно там всегда останавливались рейсовые автобусы. А делали это потому, что хозяин кафе кормил их водителей за счет заведения, тем самым обеспечивал себя максимально возможным количеством клиентов. Но водители автобуса этого не знали. Это была их первая поездка на этом маршруте. Точнее вторая, потому что вчерашней ночью они ехали здесь из Б в Т, а сегодня возвращались домой.

Остановка была не долгой. Минут через пятнадцать водитель, севший за руль, обернулся к уже находившимся на своих местах пассажирам и, сосчитав их, сказав обычное в таких случаях «поехали», включил стартер. Послышались характерные щелчки – признак того, что аккумулятор “сел”, и сил его для заводки двигателя недостаточно. Водитель повторил попытку. Опять безрезультатно. Бормоча что-то насчет нечистой силы, он открыл двери и вместе с напарником вышел в темноту. Вернулись водители довольно быстро.

– Мужики, – обратился к пассажирам один из них, – ремень стартера слетел. Их здесь два, но один не вытягивает, пробуксовывает. Аккумулятор «сел». Давайте толкнем, а то не уедем.

Мужики, а их среди пассажиров оказалось только семеро, послушно вышли из автобуса, вместе с одним из водителей попытались толкнуть тяжелую машину. Совместные усилия оказались тщетными. Кажется огромную машину даже не качнуло.

– Давайте еще, – бодро призвал  водитель, – мы в гараже впятером такие автобусы толкаем!

– То в гараже, – рассудительно сказал кто-то из пассажиров, – там у вас пол бетонный. А здесь задние колеса на гравии стоят. Машину надо какую-то, чтобы дернуть.

Начали останавливать проходящие машины. Да кто сейчас остановится на ночной дороге? Прошли те времена, когда взаимовыручка у водителей на первом месте была. А впрочем, понять шофера можно. Мало ли случаев, когда остановка у, казалось бы, безобидного «голосующего» оборачивалась такими неприятностями, что если дело заканчивалось только отобранными деньгами, то потом человек благодарил судьбу, что обошлось все меньшим злом. «Пообтерся» народ, более цивилизованным стал.

Так прошло около получаса. Водители автобуса и пассажиры «голосовали», жестами пытались объяснить проезжающим, что терпят они бедствие здесь, на ночной дороге. Но, слепя людей фарами и не снижая скорость, проносились машины, быстро исчезая во тьме, закручивая своей многотонной массой прохладный осенний воздух. Остановись, дядя, кто знает, может быть, завтра ты так же стоять будешь на дороге и ждать, когда же, наконец, кто-то выручит тебя. Нет, и этот проехал. Неужели не видит автобус, или не понимает, что пассажиры и в самом деле бедствие терпят?

Но наконец, возле застывшего автобуса остановилась фура.

– Трос есть? – без лишних расспросов спросил водитель, услышав, что надо всего лишь с буксира завести автобус. – Нет? У меня есть, только короткий. Порвали его вчера.

Достав из какого-то укромного места трос, водитель фуры сам подцепил его к машинам, ловко свернув оборванный конец троса в петлю. Пошел к себе в кабину, на ходу обернулся: «Светом моргни, как заведется».

Плавно, чтобы не было рывка, двинулась фура, натянулся трос, тронулся с места огромный автобус, покатился вперед. Водитель его выждал, когда задние колеса окажутся на асфальте, отпустил сцепление. Еще пара метров буксировки и двигатель заработал. Увидев в зеркала, что фары автобуса ярко вспыхнули, камазист остановил свою машину. Чтобы ослабить трос, чуть подал ее назад. Вновь сам взялся за трос, отсоединил его от машин, свернул кольцами, приспособил на место.

– Вот, возьми, – подал ему один из водителей деньги.

– Да пошел ты! – как бы со смехом, взглянув на купюры, коротко «бросил» камазист. Без обиды ответил, понимал, что деньги предлагают просто на всякий случай. Люди же разные бывают. Случается, что за помощь сами деньги требуют.

– Спасибо, – «автобусникам» было немного неудобно. Ведь наверняка знали они, что не возьмет этот их спаситель деньги. Даже если нужны они ему сейчас «позарез», все равно не возьмет. Но расчет предложили. Вдруг обманулись, не поняли, что за человек такой встретился. Потому и предлагали так, чтобы не обидеть.

Да и он, «камазист», понял все, потому и послал подальше именно так, посмеявшись при этом. Потому что знал, что такое дорога, и как это хорошо, когда, коли случится что-то, найдется кто-нибудь, кто «подставит свое плечо» попавшему в беду, как он сейчас, или как подставляли это «плечо» ему самому. Предложи такому плату за помощь по-настоящему, да еще спроси «Сколько?», так обложит…

Вскоре габаритные огни КАМаЗа–спасителя скрылись вдали. Пассажиры автобуса поудобнее устроились в креслах, чтобы, если и не поспать, то хотя бы подремать до следующей остановки. Один из водителей с той же целью скрылся в «спальнике», устроенном в задней части автобуса. Второй, тот, который постарше, сел за руль, и вскоре автобус продолжил свой ночной рейс из города Т в город Б.

И опять летела навстречу освещаемая фарами лента асфальта, перемаргивались, отражая этот свет, дорожные знаки, появлялись из-за очередного поворота фары встречных машин. В салоне потихоньку, так чтобы не мешать пассажирам, чтобы слышно было только водителю, что-то «мурлыкал» магнитофон. Скорее всего, и сам водитель не слушал его. Просто под такое «мурлыканье» легче и ехать, и думать. О чем думать? Да, скорее всего о той, скрывшийся в ночной темноте фуре. О ее водителе. Как там он сейчас? Куда едет? Если без напарника, то нелегко ему приходится…

А хорошо, что такие, как он среди нас все еще есть. Пусть немного их, но все равно, есть такие. И помогут они всегда, плечо свое подставят, если потребуется. Ведь только из-за таких не переродились мы до сих пор, не выродились, облик свой человеческий не потеряли. А значит, и дальше как-нибудь проживем.

Николай Дунец

Похожие истории:

Добавить комментарий

Войти с помощью: