Приступ клаустрофобии в лифте

Никогда я раньше не замечала за собой какие-нибудь фобии. А тут пригласила меня подруга к себе в гости. Она недавно квартиру в ипотеку взяла и теперь всем хватается своим приобретением. Я понимаю, что ипотека – хуже рабства. Думаю, что подруга таким образом бодрится, ищет поддержки и одобрения со стороны друзей.

Ну а что мы можем? Конечно, отзываемся, покупаем тортик и идём к ней в гости одобрять квартиру. Если быть точнее, то едем на лифте, ведь подруга живёт теперь на девятнадцатом этаже. Я так высоко никогда ещё не поднималась.

Не знаю, что на меня нашло в этом злосчастном лифте. Как только мы тронулись, меня внезапно бросило в жар, потом в холод. Видимо, лицо моё стало слишком бледным, и это бросилось в глаза моему попутчику. Это был мужчина среднего возраста, приятный и подтянутый такой старичок.

– Вам плохо? – спросил он участливо.
– Что-то голова закружилась, – промямлила я, чувствуя, что сейчас упаду в обморок.
– А Вы помните такой стишок детский про Муху? – спросил вдруг мужчина.
– Про Цокотуху? – неожиданно переспросила я, на секунду забыв о своём плохом самочувствии.
– Да, да, – обрадовался он, – Как там? Муха, муха…
– Цокотуха, – подхватила я автоматически.
– Да, да, – заулыбался старичок, – Позолоченное…
– Брюхо, – продолжила я, пытаясь улыбнуться.
– Да, да, – сказал он, – Муха…
– По полю пошла, – проговорила я, ощущая прилив сил.
– Муха денежку, – сказал мужчина.
– Нашла, – закончила я фразу, как бы поставив точку.
– Пошла муха… – не сдавался старичок.
– На базар, – продолжала я, как под гипнозом.
– И купила…
– Самовар, – сказала я и засмеялась.
– Вам уже лучше, я вижу, и мы приехали, – сказал мой попутчик.

Мы оба вышли на девятнадцатом этаже.

– Спасибо Вам большое, никогда со мной такого раньше не было, – сказала я искренне.
– Ничего страшного, главное, что я заметил сразу, пока Вас не развезло, – ответил старичок.

Мы с ним попрощались. Я шла к подруге и думала о том, что мне сегодня очень повезло. Во-первых, когда мне стало плохо, я была не одна в лифте. Во-вторых, старичок оказался внимательным и доброжелательным человеком. В-третьих, он смог отвлечь моё внимание.

Теперь я всегда буду читать мысленно стихи, как только сажусь в лифт. Нет. Я даже буду начинать их читать сразу, как только захожу в подъезд, где есть лифт. И вообще, мне кажется, стихи отвлекут меня не только от приступа клаустрофобии, если он опять возобновится, а от многих неприятных мыслей. Всё, решено, с завтрашнего дня начинаю учить стихи.

Оставьте комментарий