На военно-морском полигоне Тихоокеанского флота бывало всякое

В давние времена Степанычу довелось служить на Краснознаменном Тихоокеанском флоте. Точнее, – в морской авиации этого флота. Оказался он там из-за стечения обстоятельств. Почему в конечном итоге местом его службы стал военно-морской полигон? Вероятно, – судьба.

Превратности судьбы, случающиеся в морской авиации

Все решилось по воле двух человек. Оба были старшинами каких-то статей. Получив, вероятно, за какие-нибудь провинности «дембельную работу» – доставку салаг из флотского экипажа, находящегося на Второй речке во Владивостоке, они, ради разнообразия, обменивались земляками. Разумеется, работой каждого руководил офицер, но, как это обычно бывало, офицеры предпочитали взваливать все на подчиненных.

– Вот еще один из твоего Гронска, – говорил тот, который приехал за салагами с острова Русский.

-Ага, – отвечал второй, прибывший из учебки, находящейся на Океанской, – у меня из твоего Вороновска есть. Меняем?

Из-за такого очередного обмена документы Степаныча, определенного в какую-то учебку на Русском, перескочили в школу младших авиаспециалистов на Океанской.

Об этом Степаныч узнал чуть позже. Вообще-то, в то время он еще не считался Степанычем. Сверстники называли его Тимой, часто Тимкой, девчонки иногда более возвышенно – Тимми. Старшие по возрасту и званию обращались к нему по фамилии… Впрочем, это уже не существенные мелочи.

Военно-морской полигон. Некоторые особенности

Специальность, которую получил в учебке Степаныч, называлась «Оператор радиолокационных станций обнаружения и наведения большой и средней мощности». Правда, полгода, проведенные в ШМАСе, не превратили ни его, ни сослуживцев в настоящих специалистов. Но некоторые навыки были получены.

В первых числах ноября Степаныч прибыл на военно-морской полигон. Полигон находился на небольшом острове. С одной стороны был залив Петра Великого, с другой – Японское море. Акватория полигона включала довольно большую территорию моря вместе с тремя соседними островами.

Как это обычно бывало, матросов и офицеров в личном составе оказалось почти в два раза меньше, чем по штатному расписанию. Что касается работы, то учения на полигоне иногда проходили без выходных. Исключение – понедельник, когда (святое дело) весь состав с утра и до обеда тупо сидел на политзанятиях.

Военно-морской полигон. За экраном вахтенный оператор…

В этот день, точнее, вечер, Степаныч на вахте был один. Включив станцию, он сел за экран, надел гарнитуру, посмотрел на часы, отрапортовал:
– За экраном вахтенный оператор первого класса, старший матрос Тимофеев. Станция работает нормально. Режим работы СПЦ плюс ПНП (селекция подвижной цели и подавление несинхронных помех), наклон антенны горизонтальный. Время двадцать, ноль три. К работе готов.

Отрапортовав, оператор первого класса тупо уставился в экран и начал ждать дальнейшего развития событий. Выслушав рапорта обоих планшетистов, которые также регистрировались в «Черном ящике», Степаныч рассказал им анекдот, который в первых числах июня привез из отпуска. Дальний планшетист тут же начал пересказывать его руководителю полетов. Им был приезжий майор, бывший пилот, всего год назад переставший летать пилот.

Первый самолет показался на экране ровно в девять.

– Наблюдаю цель, – сообщив координаты самолета, Степаныч услышал, что разведчик, так всегда называли первый самолет, вышел на связь.

На военно-морском полигоне работали Ил-38. Учебные бомбы они бросали по данным имитатора шумов подводной лодки. Сам имитатор находился на КДП, три буя были установлены на острове. К ним от КДП были протянуты кабели.

В те годы противолодочные буи, с которыми работали 38-е, считались новым оборудованием. Имитатор также был новым. Иногда он давал ложную информацию. Получалось, что подводная лодка находится или на острове, или в заливе Петра Великого. В таком случае, что-то на имитаторе, что именно, Степаныч не интересовался, нужно было срочно настраивать.

А потом оборудование работало без «закорючек»

«Закорючек» на военно-морском полигоне из-за имитатора на этот раз не происходило. Самолеты появлялись один за другим. Иногда число отметок на экране доходило до восьми, и тогда оператору приходилось «туго». Около часа ночи эта «карусель» закончилась. Новая отметка появилась в третьем часу.

Сообщая координаты цели, оператор думал обо всем сразу. Пока самолет добрался до места, где ему следовало сделать левый разворот, чтобы выйти на цель, Степаныч успел подсчитать, сколько дней, часов, минут и секунд прошло с тех пор, как он вернулся из отпуска.

В нужном месте самолет не повернул. На разворот он ушел чуть позже, исчезнув, на несколько секунд с экрана. После того, как антенна сделала пару оборотов, на экране вновь появилась отметка.

Теперь самолет летел точно на ноль, то есть, на командно-диспетчерский пункт.

– Опять имитатор «сдох», – подумал Степаныч.

– Запрещаю сброс, запрещаю сброс, – послышался в наушнике голос руководителя полетов.

Бомбардировщик не отвечал. Он уже вошел в мертвую зону локатора. Команды поднять антенну не было. Оператору оставалось просто тупо смотреть на экран и ждать. Между тем, майор, руководивший учениями, перешел на крик, раз за разом повторяя пилотам, что сброс запрещен.

– Что-то со связью, – механически подумал Степаныч, – наверно…

Додумать он не успел.

– А я уже сбросил, – послышался в наушнике голос пилота…

Учебная бомба упала с перелетом метров в триста от командно-диспетчерского пункта. Поскольку Илы бросали металлические болванки с четырехкилометровой высоты, да к тому же внизу оказалась скала, бомба превратилась в некое подобие сплюснутой консервной банки.

– Интересно, – думал Степаныч, глядя на железяку, – проломила бы она крышу станции?

О чем думали остальные матросы, нашедшие останки учебной бомбы, не известно. Они с трудом спустили железку вниз по скалам, где со всеми почестями (обозвав неприличными словами) погрузили в кузов грузовика. В тот же день за ней прилетел вертолет. Он привез двух офицеров и гражданского. Прибывшая троица несколько дней ковырялась с имитатором. Наверное, что-то им сделать удалось, поскольку потом оборудование почти месяц работало без «закорючек».

 

Похожие истории:

Добавить комментарий

Войти с помощью: